cibershatun (cibershatun) wrote in izborsk_club,
cibershatun
cibershatun
izborsk_club

Экология души

Книга «У Ноя было три сына»


Глава 6 Что мы знаем о святых великих правителях России? (Часть 1)


Мы пришли к пониманию того, что сомнение в истинах, на которых основано мироздание, корректировка дошедших к нам древних истин и знаний - смертельный грех.

Наказание человека за смуту и сомнения в истине, непочитание вечных ценностей приводит к самым непоправимым последствиям – уничтожению народов, государств и даже целых цивилизаций.
Что мы знаем о святых великих правителях России? Приведем известные материалы из их жизнеописаний.
Начать, конечно, следовало бы со святого равноапостольного великого князя Владимира (годы правления – 980-1015) - крестителя Руси, на века вперед предопределившего духовную судьбу русского православного народа.
Однако издревле «начальницей веры» и «корнем Православия» в Русской земле называли святую равноапостольную Ольгу (945-957) – бабушку Владимира.
Имя будущей просветительницы Руси и родину ее древнейшая из летописей - «Повесть временных лет» - называет в описании женитьбы Киевского князя Игоря. Избранница Игоря принадлежала к роду князей Изборских — одной из древнерусских княжеских династий, звали ее варяжским именем Хельга, в русском произношении — Ольга (Вольга). Предание называет родиной Ольги село Выбуты неподалеку от Пскова, вверх по реке Великой.
Житие святой Ольги повествует, что здесь впервые состоялась встреча ее с будущим супругом. Молодой князь охотился и, желая перебраться через реку Великую, увидел плывущего в лодке человека и подозвал его к берегу. Отплыв от берега в лодке, князь обнаружил, что его везет девушка удивительной красоты. Игорь воспылал к ней похотью и стал склонять ее к греху. Перевозчица оказалась не только красива, но целомудренна и умна. Она устыдила Игоря, напомнив ему о княжеском достоинстве. Игорь расстался с ней, храня в памяти ее слова и прекрасный образ. Когда пришло время выбирать невесту, он послал за ней сродника своего князя Олега. Так Ольга стала женой князя Игоря, великой русской княгиней.
После женитьбы Игорь отправился в поход на греков, а вернулся из него уже отцом: родился сын Святослав. Вскоре Игорь был убит древлянами. Боясь мести за убийство Киевского князя, древляне отправили послов к княгине Ольге, предлагая ей вступить в брак со своим правителем Малом. Ольга сделала вид, что согласна. Хитростью заманила она в Киев два посольства древлян и предала их мучительной смерти. На следующий год Ольга подошла с войском к Искоростеню. Город сожгли с помощью птиц, к ногам которых привязали горящую паклю.
Наряду с этим летописи полны свидетельств о ее неустанных «хождениях» по Русской земле с целью построения политической и хозяйственной жизни страны. Она добилась укрепления власти Киевского великого князя, централизовала государственное управление с помощью системы «погостов». Летопись отмечает, что она с сыном и дружиной прошла по Древлянской земле, «устанавливая дани и оброки», отмечая села и становища и места охот, подлежащие включению в киевские великокняжеские владения. Ходила она в Новгород, устраивая погосты по рекам Мсте и Луге. Погосты (от слова «гость» — купец) стали опорой великокняжеской власти, очагами этнического и культурного объединения русского народа.
Житие так повествует о трудах Ольги: «И управляла княгиня Ольга подвластными ей областями Русской земли не как женщина, но как сильный и разумный муж, твердо держа в своих руках власть и мужественно обороняясь от врагов. И была она для последних страшна. Своими же людьми любима, как правительница милостивая и благочестивая, как судия праведный и никого не обидящий, налагающий наказание с милосердием, и награждающий добрых; она внушала всем злым страх, воздавая каждому соразмерно достоинству его поступков, но всех делах управления она обнаруживала дальновидность и мудрость. При этом Ольга, милосердная по душе, была щедродательна нищим, убогим и малоимущим; до ее сердца скоро доходили справедливые просьбы, и она быстро их исполняла».
Как мудрая правительница, Ольга видела на примере Византийской империи, что недостаточно забот лишь о государственной и хозяйственной жизни. Необходимо было заняться устроением религиозной, духовной жизни народа.
Сделав свой выбор, великая княгиня Ольга, поручив Киев подросшему сыну, отправляется с большим флотом в Константинополь. Древнерусские летописцы назовут это деяние Ольги «хождением», оно соединяло в себе и религиозное паломничество, и дипломатическую миссию, и демонстрацию военного могущества Руси. По свидетельству летописи, в Константинополе Ольга принимает решение стать христианкой. Таинство Крещения совершил патриарх Константинопольский Феофилакт (933 — 956), а восприемником был император Константин Багрянородный (912 — 959), оставивший в своем сочинении «О церемониях византийского двора» подробное описание церемоний во время пребывания Ольги в Константинополе.
Несмотря на успех своей поездки в Константинополь, Ольга не смогла склонить императора к соглашению по двум важнейшим вопросам: о династическом браке Святослава с византийской царевной и об условиях восстановления существовавшей при Аскольде митрополии в Киеве.
Святой Ольге пришлось со многим смириться и уйти в дела личного благочестия, предоставив управление язычнику Святославу. Конечно, с ней по-прежнему считались, к ее опыту и мудрости неизменно обращались во всех важных случаях. Когда Святослав отлучался из Киева, управление государством поручалось святой Ольге. Утешением для нее были славные военные победы русского воинства. Святослав разгромил давнего врага Русского государства — Хазарский каганат, навсегда сокрушив могущество иудейских правителей Приазовья и нижнего Поволжья. Следующий удар был нанесен Волжской Болгарии, потом пришел черед Дунайской Болгарии — восемьдесят городов взяли киевские дружинники по Дунаю. Святослав и его воины олицетворяли богатырский дух языческой Руси. Святослав мечтал о создании огромной Русской державы от Дуная до Волги, которая объединила бы Русь и другие славянские народы. Святая Ольга понимала, что при всем мужестве и отваге русских дружин им не справиться с древней империей ромеев, которая не допустит усиления языческой Руси. Но сын не слушал предостережений матери. Много скорбей пришлось пережить святой Ольге в конце жизни. Сын окончательно переселился в Переяславец на Дунае.
В 968 г. Киев осадили печенеги. Святая княгиня с внуками оказались в смертельной опасности. Когда весть об осаде достигла Святослава, он поспешил на помощь, и печенеги были обращены в бегство. Святая Ольга, будучи уже тяжело больной, просила сына не уезжать до ее кончины. Она не теряла надежды обратить сердце сына к Богу и на смертном одре не прекращала своей проповеди.
11 июля 969 года святая Ольга скончалась, «и плакали по ней плачем великим сын ее и внуки и все люди».
Сбылось ее пророчество о злой кончине сына. Святослав, как сообщает летописец, был убит печенежским князем Курей, который отсек голову Святослава и из черепа сделал себе чашу, оковал золотом и во время пиров пил из нее.
Исполнилось и пророчество святой о земле Русской. Молитвенные труды и дела святой Ольги подтвердили величайшее деяние ее внука святого Владимира — Крещение Руси.
Владимир - внук святой равноапостольной Ольги, сын Святослава. Мать его, Малуша - дочь Малка Любечанина. Приводя к покорности восставших древлян и овладев их городами, княгиня Ольга повелела казнить князя Мала, за которого пытались ее сватать после убийства Игоря, а детей его, Добрыню и Малушу, взяла с собой. Добрыня вырос храбрым умелым воином, обладал государственным умом, был впоследствии хорошим помощником своему племяннику Владимиру.
Малуша, ставшая христианкой вместе с великой княгиней Ольгой в Царьграде, полюбилась суровому воину Святославу, который, против воли матери, сделал ее своей женой. Разгневанная Ольга, считая невозможным брак своей "ключницы", пленницы, рабыни с сыном Святославом, наследником великого Киевского княжения, отправила Малушу на свою родину неподалеку от Выбут. Там и родился, около 960 года, мальчик, названный русским языческим именем Володимир - владеющий миром, владеющий особым даром мира.
Летом 969 года, незадолго до своего окончательного отъезда на Дунай, князь Святослав разделил Русскую землю между своими сыновьями. Старшему, Ярополку, достался Киев, Олегу — Древлянская земля. В это время в Киев пришли новгородцы, просившие себе князя. Новгородцы, по совету дяди Владимира по матери, Добрыни, попросили себе на княжение Малушиного сына. Святослав согласился. Так Владимир еще ребенком сделался новгородским князем.
Вскоре Святослав погиб (это произошло весной 972 года), и его сыновья стали княжить в своих землях самостоятельно. Около 977 года между Ярополком и Олегом началась война, в результате которой Олег погиб. Напуганный этим известием Владимир бежал из Новгорода к варягам.
Спустя некоторое время, во главе наемного варяжского войска он вновь появился в Новгороде, захваченном наместниками Ярополка. Началась война между Владимиром и его братом. Успех в войне сопутствовал Владимиру. С злодейского братоубийства началось киевское княжение Владимира, которое продолжалось долгих тридцать семь лет.
Летописцы не жалеют черных красок, изображая Владимира до принятия им христианства. Он был жесток, злопамятен и вообще наделен самыми разными пороками, среди которых, прежде всего, называют непомерное сластолюбие. У Владимира той поры было пять жен. Одну из них, полоцкую княжну Рогнеду, он насильно сделал своей супругой, начав войну с ее отцом, полоцким князем Рогволодом, после того как Рогнеда гордо отвергла его предложение вступить в брак. Захватив Полоцк, Владимир обесчестил Рогнеду на глазах ее отца и матери, а затем убил обоих родителей. Другой женой Владимира стала вдова убитого им Ярополка, некая гречанка, бывшая прежде монашенкой и привезенная в Киев князем Святославом, пораженным ее красотою. Помимо законных жен, князь имел сотни наложниц: «300 в Вышгороде, да 300 в Белгороде, да 200 на Берестовом, в сельце».
Владимир был убежденным язычником и ярым противником христианства. Проведенная им языческая реформа, изменившая лишь внешнее обличье старых богов, не могла удовлетворить Владимира. Личные поиски веры, что называется, совпали с требованиями времени. Русь окончательно теряла черты прежней военной федерации, превращалась в единое государство, игравшее все большую роль в европейской и мировой политике. Все это требовало изменений в сфере идеологии.
Летописи и Жития святого Владимира содержат подробный и яркий рассказ о крещении киевского князя. Далеко не сразу Владимир пришел к своей вере. Летопись рассказывает о том, что князь принял послов от волжских болгар (мусульман), латинян и хазарских евреев, предлагавших ему принять их закон. Затем в Киев явился и греческий философ, убеждавший Владимира в преимуществах православного вероучения. Владимир избрал «добрых и смысленных мужей» и отправил их в разные страны, чтобы те на деле сравнили, как поклоняются Богу разные народы. Вернувшись в Киев, «мужи» рассказали о красоте византийского богослужения: «Не знали — на небе или на земле были мы, ибо нет на земле красоты такой, и не знаем, как и рассказать об этом. Знаем только, что пребывает там Бог с людьми, и служба их лучше, чем во всех странах». Посоветовавшись с боярами и старцами градскими, Владимир соглашается с тем, что византийская вера лучше всех остальных.
Ко времени княжения Владимира Русь уже давно и хорошо знала христианство. Христианами были и ближайшие соседи и родичи восточных славян — поляки, чехи, болгары.
Исследователи связывают события, связанные с принятием русским князем христианства, с внешнеполитической ситуацией. Так, к концу 80-х годов X века Византийская империя оказалась на пороге национальной катастрофы. Жестокое поражение в войне с болгарами (986 год) и особенно мятеж, поднятый прославленным византийским полководцем Вардой Фокой, объявившим себя императором (987), вынудили императоров-соправителей Василия II и Константина VIII обратиться за военной помощью к русскому князю Владимиру. Владимир пообещал предоставить помощь, но взамен потребовал от императоров руки их порфирородной сестры. И гордые правители Ромейской державы вынуждены были согласиться. В 987 году, предположительно, в Киеве Владимир принял крещение. Он получил и новое имя — Василий, данное ему, вероятно, в честь византийского императора Василия II.
Шеститысячный русский корпус прибыл в Константинополь и принял самое активное участие в подавлении мятежа; именно руссы сыграли решающую роль в разгроме войск Варды Фоки (сам он погиб в апреле 989 года). Однако императоры не спешили выполнить свое обещание относительно женитьбы Владимира на Анне. Разгневанный Владимир двинул свое войско на Корсунь и, завладев городом, вынудил византийцев подчиниться. В Корсуни и произошло бракосочетание Владимира с византийской царевной. Здесь же, вероятно, приняли крещение многие бояре и дружинники киевского князя. В Тавриде к титулам Владимира прибавился новый - цесарь (царь, император). Надменным владыкам Константинополя пришлось уступить и в этом - поделиться с зятем цесарскими (императорскими) инсигниями. В некоторых греческих источниках святой Владимир именуется с того времени "могущественным басилевсом", он чеканит монеты по византийским образцам и изображается на них со знаками императорской власти: в царской одежде, на голове - императорская корона, в правой руке - скипетр с крестом.
После возвращения Владимира в Киев (989) начинается крещение народа. Летопись рассказывает о свержении Владимиром языческих кумиров, поставленных им самим за несколько лет до этого. Летопись приводит слова, с которыми Владимир обратился к своим подданным: «Если кто не придет завтра на реку — богат ли, или убог, или нищий, или раб — да будет противник мне». Крещение киевлян происходило в водах реки Почайны, притока Днепра. Совершали таинство священники «царицыны» (то есть приехавшие на Русь с царевной Анной) и «корсунские» (то есть привезенные князем из Корсуни). На месте прежнего языческого святилища была поставлена церковь святого Василия — небесного покровителя князя.
Принятие христианства совершенно изменило князя Владимира. Нет сомнений, что он искренне и всей душой принял новую веру. Летопись и княжеское житие более всего отмечают его исключительное милосердие и нищелюбие.
В историческую память народа киевский князь вошел не только как Владимир Святой, но и как Владимир Красное Солнышко — легендарный князь русских былин, которому несли службу все русские былинные богатыри. Любовь народа снискали не только его христианские добродетели, но и неустанная забота об обороне Русской земли. Именно на долю князя Владимира выпала тяжелейшая задача борьбы с печенегами — главными врагами Руси в конце X — начале XI века. Владимир строит своего рода «засечную черту» по южным границам своего государства — ставит города-крепости по рекам Десне, Остру, Трубежу, Суле и Стугне. Владимир заселяет крепости на южном порубежье Русской земли «лучшими людьми» из других областей страны — земель новгородских словен, кривичей, чуди, вятичей. Оборона Руси становится поистине государственным делом, общим для всех населяющих Русь славянских и неславянских племен.
Действенным оружием часто была мирная христианская проповедь среди степных язычников. В Никоновской летописи под 990 годом записано: "Того же лета приидоша из болгар к Володимеру в Киев четыре князя и просветишася Божественным Крещением". В следующем году "прииде печенегский князь Кучуг и прият греческую веру, и крестися во Отца и Сына и Святого Духа, и служаше Владимиру чистым сердцем". Под влиянием святого князя крестились и некоторые видные иноземцы, например, живший несколько лет в Киеве норвежский конунг (король) Олаф Трюггвасон, знаменитый Торвальд Путешественник и другие. В далекой Исландии поэты-скальды назвали Бога "хранителем греков и русских".
Эпоха святого Владимира была ключевым периодом для государственного становления православной Руси. Объединение славянских земель и оформление государственных границ державы Рюриковичей происходили в напряженной духовной и политической борьбе с соседними племенами и государствами. Крещение Руси от православной Византии было важнейшим шагом ее государственного самоопределения.
Во всех важнейших центрах Руси были посажены на княжение сыновья Владимира. В Новгороде княжил старший, Вышеслав, в Полоцке — Изяслав, в Турове на Припяти — Святополк (сын князя Ярополка Святославича, усыновленный Владимиром), в Ростове — Ярослав. После смерти Вышеслава (предположительно, около 1010 года) Ярослав получает Новгород, а на его место, в Ростов, переведен Борис. Глеб был посажен в Муроме, Всеволод во Владимире-на-Волыни, Святослав в Древлянской земле, Мстислав в Тьмуторокани, Станислав в Смоленске, Судислав в Пскове. (Всего князь Владимир имел 12 сыновей.) Большинство названных городов — старые племенные центры, которые, благодаря нововведениям Владимира, управлялись теперь непосредственно сыновьями киевского князя.
Владимир укрепляет и западные границы своего государства. В 992 году он совершил поход в земли восточнославянского племени хорватов и подчинил их власти киевского князя. Летопись рассказывает о мирных договорах, заключенных им с правителями соседних государств — Польши, Чехии и Венгрии. Однако мир с Польшей не был долгим. В 1013 году польский князь Болеслав напал на Русь в союзе с печенегами; Владимиру удалось справиться с врагами. Полагают, что результатом заключенного тогда мира стала женитьба пасынка Владимира Святополка на дочери Болеслава Польского. В планы Болеслава Храброго входило объединение западнославянских и восточнославянских племен под эгидой католической Польши. Начало этого противостояния восходит еще ко времени, когда Владимир был язычником.
В последние годы жизни Владимир испытывал немало беспокойств из-за своих сыновей. Так, вскоре после женитьбы на Болеславне Святополк устроил заговор против приемного отца. По свидетельству иностранных источников, организатором заговора был польский князь Болеслав, а также епископ Рейнберн, духовник жены Святополка. Заговор был раскрыт; Святополк, его жена и Рейнберн арестованы. Польский епископ умер в заточении, а Святополк и его супруга пребывали под стражей до самой смерти Владимира.
В 1014 году поднял мятеж еще один сын Владимира — Ярослав Новгородский (будущий Ярослав Мудрый). Он отказался платить в Киев ежегодную дань. Это вызвало жестокий гнев Владимира, и он объявил о походе на Новгород.
Однако война между отцом и сыном не состоялась. Болезнь не дала Владимиру выступить в поход против Ярослава. Думая о том, кому передать престол, Владимир призвал в Киев своего любимого сына — Бориса. В это время на Русскую землю вновь напали печенеги. Владимир передал своих воинов в руки Борису. Борис отправился против печенегов, однако не нашел их: кочевники, услыхав о приближении войска, ушли обратно в степи. Но Владимиру уже не суждено было узнать об исходе последней в его жизни печенежской войны. 15 июля 1015 года он скончался в сельце Берестовом близ Киева. Он правил Русским государством тридцать семь лет (978-1015), из них двадцать восемь лет прожил во святом Крещении.
Власть в Киеве, в отсутствие Бориса, захватил Святополк, освободившийся из-под стражи. В подчинении у Бориса в тот момент была практически вся киевская дружина, однако он не поднял руку на своего старшего брата.
Если верить древнерусским летописям, несмотря на то, что Борис признал власть Святополка, последний продолжал видеть в нем угрозу. Новый правитель Руси явился в Вышгород и повелел верным ему боярам убить Бориса. Убийцы застали князя стоящим лагерем на берегу реки Альты. Борис находился в шатре. Посланные Святополком бояре проткнули шатер копьями, пронзив вместе с князем его слугу, который попытался прикрыть господина собственным телом. Перебив также людей Бориса, бояре завернули тело князя в шатер, положили на телегу и повезли в Вышгород. Но по пути стало ясно, что Борис еще жив. Когда об этом сообщили Святополку, тот послал варягов добить брата, что те и сделали – один из них проткнул сердце Бориса мечом.
Избавившись от Бориса, Святополк задумал разделаться с другим братом – Глебом. Он решил пойти на обман и послал к тому гонца с вестью о болезни отца. Глеб сразу же поспешил в Киев. Но по пути его нагнал другой гонец – от Ярослава, который предупредил его об опасности. Но было поздно: убийцы уже нагнали ладью, в которой плыл Глеб. Они ворвались на палубу и зарезали захваченного врасплох князя. Тело Глеба перевезли в Вышгород и тайно захоронили рядом с Борисом. Узнав о гибели братьев, еще один сын Владимира - древлянский князь Святослав - попытался бежать в Угорские горы (Карпаты), но и его настигли убийцы. Теперь остановить Святополка мог лишь новгородский князь Ярослав. Тот знал о смерти отца, о захвате Святополком престола, о братоубийстве и готовился к битве.
Святые благоверные князья-страстотерпцы Борис и Глеб (в святом Крещении — Роман и Давид) — первые русские святые, канонизированные как Русской, так и Константинопольской Церковью. Они были младшими сыновьями святого равноапостольного князя Владимира. Родившиеся незадолго до Крещения Руси святые братья были воспитаны в христианском благочестии. Старший из братьев — Борис получил хорошее образование. Он любил читать Священное Писание, творения святых отцов и особенно жития святых. Под их влиянием святой Борис возымел горячее желание подражать подвигу угодников Божиих и часто молился, чтобы Господь удостоил его такой чести. Святой Глеб с раннего детства воспитывался вместе с братом и разделял его стремление посвятить жизнь исключительно служению Богу. Оба брата отличались милосердием и сердечной добротой, подражая примеру святого равноапостольного великого князя Владимира, милостивого и отзывчивого к бедным, больным, обездоленным.
В чем же состоял подвиг святых благоверных князей Бориса и Глеба? Какой смысл в том, чтобы вот так — без сопротивления погибнуть от рук убийц? Жизнь святых страстотерпцев была принесена в жертву основному христианскому доброделанию — любви. Святые братья сделали то, что было еще ново и непонятно для языческой Руси, привыкшей к кровной мести — они показали, что за зло нельзя воздавать злом, даже под угрозой смерти. Благоверные князья-страстотерпцы не захотели поднять руку на брата, но властолюбивый тиран понес заслуженное наказание.
Святополк успел покняжить в Киеве всего год. Уже в 1016 году на него пошел Ярослав во главе новгородского войска и варяжских наемников. Святополк решил дать бой и повел своих воинов навстречу. Братья встретились на Днепре около города Любеч. Святополк проиграл битву, и киевский трон перешел к Ярославу.
Но выживший в сражении Святополк не отчаялся. Он отправился в Польшу и обратился за помощью к своему тестю князю Болеславу I Храброму. В результате в 1018 году в Русские земли вторглись польские войска. Их поддержали печенеги. Ярослав дал бой на реке Буге, но на этот раз проиграл и отступил в Новгород. Болеслав же, въехав в Киев, решил не возвращать зятю престол, и занял его сам.
В результате Святополку пришлось прогонять поляков с Руси. Русичи восстали, и Болеславу пришлось бежать в свои земли, правда, прихватив с собой киевскую казну. Святополк хоть и стал снова правителем Руси, но с изгнанием поляков лишился их военной поддержки. Ярослав же в Новгороде собрал новую армию и призвал еще наемников из-за моря. Когда эта сила пошла на Киев, Святополк обратился за помощью к печенегам, но это ему не помогло. Битва грянула на реке Альте на том самом месте, где был убит Борис. Святополк проиграл и бежал. Где оборвалась жизнь Святополка, неизвестно.
Русские люди начали чтить память своего Крестителя уже в XI веке. Однако, официальная канонизация князя Владимира задержалась на два столетия. Отчасти это объяснялось, наверное, тем, что мощам блаженного князя не был дан дар чудотворения. И только в XIII веке происходит общецерковное причтение князя Владимира к лику святых. Наверное, этому способствовало и то обстоятельство, что именно в день памяти святого Владимира (15 июля) состоялась битва на Неве, в которой дружина новгородского князя, потомка Владимира Святого, Александра Ярославича, разгромила шведское войско.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments