May 8th, 2015

Фото
  • baef

Добром за добро, за зло - по справедливости

           "Миром правят идеи,  основанные на закономерности во Вселенной и целесообразности в ней", -  было замечено неким мудрецом в бесконечно прошлых веках, а самое интересное, что сие замечание подтверждено с момента начала построения мироздания Словом которое было у Бога и которое было Бог.  И вряд ли кто-либо сможет оспорить эту истину, да и стоит ли? Ведь и последнему, мягко говоря, шалопаю, ясно, что, без изначальной идеи-мысли о чем-либо, материализовать ее невозможно. Вот и ходят по земле двуногие смертные люди, замысливая то или иное грязное дело, ну,  а затем, разумеется,  материализуя это то или иное грязное дело, а в итоге мы получили сплошную либеральную идеологию ведущую нынешнее человечество бодрыми шагами к очередному Апокалипсису…
             О Боги, эти люди все еще верят в дьявола: возможно, потому, что часто видят в зеркале отражения своих лиц.  Вот, как-то так вот так...
             Иное дело,  когда в процесс стандартного человеческого мыслетворчества вмешиваются силы превосходящие мощью  сознания - сознание обыкновенного среднестатистического человека и последовательно направляют его мышление к воплощению конкретной иррациональной идеи через поступательное движение к идеалу путем  принуждения к действию  преподносимого в форме отеческого волеизъявления для решения задач поставленных высшим сознанием перед каждым конкретным человеком или группой лиц  - обладателей среднестатистического (читай не развитого) сознания, независимо от их нахождения на той или иной ступени социальной лестнице развития.
           В этом случае  образовываются  государства вроде СССР или Третьего Рейха.
Collapse )

Русская культура и анти-Европа

Александр Дугин



Русская культура последние века глубинно затронута и анти-Европой, восставшими титанами демократии, либерализма, материализма и научного мировоззрения, - убежден политолог, философ, член Изборского клуба Александр Дугин.

- Не только большевики или либеральные элиты 90-х годов ХХ века принесли в Россию дух материальной цивилизации. Мы подпали под обаяние дьявольских чар разложения намного раньше, когда вступили на путь «модернизации». Европейский модерн - это процесс ликвидации вечной олимпийской сакральной Европы, её подмены. Но в Россию в последние века под видом «Европы» приходили в большинстве своём именно эти декадентские, регрессивные, титанические и кибелические тенденции. Под эгидой «европеизации» из русских выбивалось всё, что имело отношение к истинной Европе: христианство, империя, иерархия, патриархат, аскетизм и ориентация на дух, то есть основы идеационной и идеалистической культуры (по Сорокину). И всё это заменялось материалистическим феминоидным технократическим мусором, титаническими лжемифами прогресса и развития. Аполлон не знает развития и прогресса, он знает вечность. Европа и прогресс - взаимоисключающие вещи. Но последние века осуществляется чудовищная подмена. Наше общество увязло в анти-Европе.

Гениальный русский пророк Федор Достоевский в серии своих программных романов показал, что все западные идеи, приносимые на русскую почву из анти-Европы, у нас проваливаются - и капитализм (в «Подростке»), и социализм (в «Бесах»), и индивидуализм (в «Преступлении и наказании»). Истинная Европа - в Третьем Риме, в православии и царе, в крестьянстве и русской традиции, в почве и народных славянских обычаях, в обрядах древнего индоевропейского народа.

Collapse )

Однополярность-многополярность-доминантность и две цивилизационных стратегии

  Однополярность   и  многополярность  (плюральность)  -   как  два  самостоятельных,  самоценных  и  конкурирующих друг  с другом   состояния земной  цивилизации...  В  первой   моей реплике   на  статью  А. Дугина  "Плюриверсум и геополитика ночи"  (http://vsurikov.ru/clicks/clicks.php?uri=2015/2015p0408dugin.htm  )   именно  это  положение      было  выделено  в качестве     исходного   постулата     концепции  А. Дугина. Предполагалось,   что второй  постулат     коснется        уже   не  состояний   мирового  социума ,а   их   изменений.   Но,  поскольку  изменение состояния есть не что  иное, как  развитие, оба   этих постулата можно, попытаться       получить  из одного   -  задающего     трактовку идеи  развития  социума.   Особенно  если  предметом  трактовки  будет  не  тип  социальной (  политической )  теории, а   именно  тип   развития.

                                              1.


И  действительно,   попытка     задаться некоторым   типом  развития (постулировать  его  в  качестве  безусловного) открывает   целый  набор  возможностей.
Можно  исходить ,  например,  из того, что      развитие   социума контролируется         законами, которые  условно  можно  назвать биологическими:  определенное социальное  сообщество   рождается, взрослеет,  формирует  некий  набор    идей, опираясь  на  которые   оно укрепляется в противостоянии с  другими сообществами,  постепенно приходит в  упадок  и  исчезает  -   либо оставляя наследника,  либо   нет. Ориентация  на  такой  тип  развития  приводит    к  представлению о цивилизациях,  их  традициях,  формирующихся  вокруг  некоторых осевых идей( в   максимальной  степени  отвлеченных от  материального - религиозных,  следовательно) ;  о развитии  и   укреплении  этих  традиций- об их    модернизации,  управляемой  или стихийной; об их  болезнях  и  немощи...  О какой-либо  плюральности    здесь   не  может  быть  и  речи  -  сосуществующие   цивилизации    опираются   в своем  развитии   на  свои традиции,  на  свои  представления  об  истине-добре-зле,  то есть противостоят  друг другу  прежде  всего    идейно,   и  их   устойчивое сосуществование  без  идейного верховенства  некоторой доминатной  цивилизации невозможно.  Именно  она  становится источником    духовной(свободной)   энергии.  Что-то   наподобие  второго  начала  термодинамики   верховодит,  видимо, и  здесь,  а   потому идейные   окрошки (плюриверсумы)    должны вырождаться   с  необходимостью -  так же,  как вырождаются  состарившиеся,  выработавшие  свой  духовный ресурс доминантные   цивилизации.

                                                   2.

     Но  представления  о  биологическом  типе развития   плохо   согласуются  с    господствующими  до  сих пор  оценками     человека как  венца  творения.  Видимо  поэтому     вне  конкуренции    до  сих  пор    находятся   и    представления  о ничем  не  ограниченном  прогрессивном     типе развития,  как   единственном  лекарстве от  всех  бед  человечества.   Рабовладельческий   строй - как  светлое   будущее   первобытнообщинного ...  И  так далее   по  списку   до  коммунизма.   Эта,  восходящая к  историческому   материализму,   модель  сегодня  подправлена (модернизирована):   всё докапиталистическое  свалено в премодерн  -   в  него  навечно вместе со  всеми  своими  атрибутами  и сброшена  традиция, как  некий  первичный   субстрат, призванный   дать   жизнь    бодрому,    энергичному  модерну  и  тихо,  навсегда  отойти    в небытие.
Истмат  формально  здесь как   бы   и  отвергнут...  Но  обаяние его простоты   неистребимо,   и    по-прежнему,  как  хорошо отлаженный  механизм,   срабатывает  процедура    выделения   в     социальном развитии самодостаточных  - сущностных -  этапов.  О  каком-нибудь занюханном  феодализме     уже  почти  никто и не  вспоминает   -   все  внимание  сегодня сосредоточено на  успехах   модерна, который, вдохновенно оттоптавшись   на традиции,    удовлетворенный  легкой  победой   своей, брезгливо  сплюнул на  прогрессивное  человечество нечто ...  Чему  в   булонских   лесах отвлеченного  мышления  мигом  подобрали  достойный термин - постмодернизм .При  всем   своем, казалось  бы, примитивизме(вытеснение  всех  коллективистских сущностей   сугубо индивидуальными ) постмодернизм  дегенеративным       предстает лишь  с позиций традиции.  В рамках  же  идеологии  бесконечно-прогрессивного  развития    это  вытеснение  вполне может  рассматриваться, и  рассматривается,   исключительно,  как    свидетельство   развития.  В   том  смысле,  что  именно к  такому   вытеснению   прогрессивное  развитие  и  должно сводиться. 
С  этим   можно, конечно,   не  соглашаться:  признать  постмодернисткий отстойник    тупиком  модернизма  и   допустить  возможность     разблокировки  этого  тупика.  Так   появляется  идея     сверхмодерна  - мы  рубим  ступени  безусловного  и перманентного   восхождения к  истине  на основе идеи абсолютного  ничем не  ограниченного  развития.    И ни  шагу  назад!

                                             3.

Ну  и ,наконец,    развитие   можно    не отвергать (зачем   пугать  потенциальных  единомышленников),   а предельно опорочить, ссылаясь  на  те безобразия, что   оно  наплодило,  - подать  эти безобразия  как  неизбежные  следствия   его...    И  выделить  традицию как  первичную   и  единственно истинную сущность.  То   есть свести   к  социальному   заболеванию  не  только  постмодерн,  но  и  модерн, и, вообще,  всякое  покушающееся   на   традицию   обновление.     Модерн и здесь    оказывается    чем-то   вполне самодостаточным.  И  здесь   полностью  игнорируется   то обстоятельство,  что    автономным   он  становится  лишь потому,  что   обновление из средства существования традиции превращается  в  некий отвлеченный принцип.

Складывается  впечатление,  что у  А.Дугина  и  его  школы  мы  как  раз имеем  что-то   подобное. Во  всяком случае,   идеей бездоминатности, плюральности      ему  можно   и  не  задаваться  с  помощью  постулата,  а  получить  ее, как следствие,  из  представления   о принципиальной  ущербности самого  развития. Ведь  совокупность  вяло развивающихся,  слабо взаимодействующих друг с  другом  цивилизаций,  и   в  самом  деле, может оказаться  одновременно  и плюральным  и  устойчивым образованием.
Нет  смысла закреплять   постулатом   традицию   и в  качестве единственного  полноценного  состояния    социума -  эта   единственность     совершенно естественна  в  рамках  представления  об ущербности  развития.     И   логически   все  тогда, действительно,   безупречно.  И главное, если  развитие        хотя бы таким  образом ограничено в качестве угрожающего традиции    фактора, то   представление   об устойчивости     плюрального   множества  цивилизаций   уже  не кажется   столь  наивным   -  остается   только    найти   объяснение   возникновению  этого множества. 

                                                   4.

Вот  здесь   и   появляется    четвертая  политическая  теория   -  достойное   объяснение призван дать  хайдегерровский   Dasein.
  Я  уже  подробно  высказывался  на этот  счет и потому,  ограничившись  ссылкой (Русская цивилизация - как пастух бытия   , часть3),   лишь    напомню,  что у   А.  Дугина  принципиально     неопределенный хайдегерровский   Dasein обретает контуры, пусть слегка размытой сущности, но данной все-таки нам в некие специфические ощущения. нициатическая «передача» вечных и неизменных принципов духовного наследия человечества"это,  как раз  из области  таких  ощущений...
  Стремление А. Дугина  конкретизировать,  определить в принципе неопределяемое  в  общем-то  вполне  естественно:    предельно  отвлеченному   понятию  в  качестве  субъекта   истории  не   выстоять   без    адаптации    -  она  просто неизбежна,  когда над-сущность приспосабливается к роли сущности. Хайдеггер, видимо , потому и перенес неопределенность вглубь - приблизил Dasein к ничто, - чтобы без ссылок на какое-то знание, из первых принципов определить назначение человека: он пастух бытия. Это назначение и существует для человека поначалу как ничто - как нечто под именем Dasein. А далее - паси! Ты - паси,  твой род - паси, любая общность, в которой ты окажешься - также паси!..
Но если все это так, то всякая попытка прояснить это нечто,  сделать  его  слегка  утилитарным есть упрощение, и оно под корень рубит замысел Хайдеггера   -  его  стремление  сформулировать  онтологию  исходя  из  единственного   первого  принципа.

   И хотя   в  своем  толковании А. Дугин оставляет  за   Dasein  существенную  неопределенность, он  в то же время  охотно  соглашается  и  на  такую сверхконкретную  трактовку Dasein,  как цивилизационный код   (предложение А. Анисимова  на дискуссии в ИДК) ...  Но ведь чтобы  получить культурный  код   пасти  бытие,  и  не  один  век,  должна  по  меньшей  мере  цивилизация.  В нем  как  раз    и присутствует, в закодированном  виде,  традиция  этой   цивилизации  - ее  деятельное, конструктивное начало.

         Collapse )