waspono (waspono) wrote in izborsk_club,
waspono
waspono
izborsk_club

Categories:

"ReORIENT" (К теме "де-вестернизация"-52.)

Оригинал взят у waspono в "ReORIENT" (К теме "де-вестернизация"-52.)

"развитие Китая, столь мощное, опережающее, и многих стран Востока, которые вытягивает собой Китай, не является случайностью, выпадением из общей канвы, а является скорее возвращением на те позиции, на которых Восток всегда находился."



{ Я давно и много пишу на эту тему.
   Собственно, всё мировое развитие ( последних восьми веков :) ) можно представить как "крестовые походы" . 
   Окончательно сброшенная в море с левантийского берега (1303) "немытая Европа" ещё потом долго цеплялась за берега Кипра и Греции, пока не была загнана турками аж под Вену (1529).
    Попробовали  "зайти с тыла". С Васко да Гамой ( 1498 ).
    Зайти-то зашли, да разбудили гигантов :) 
     Китай, а в перспективе и Индию ...
     Снова будут сброшены в море. 
     На этот раз - насовсем ... 

     Попытка Штатов выгородить Транс-Тихоокеанское партнёрство - это и есть начальная фаза :) Наступать уже не могут - пробуют отгородиться ... И за заборчиком - отсидеться ...
     Как в своё время Рим за Рейном и Дунаем.
     Вскоре выяснилось, что главная проблема Рима - это не внешние варвары, а нехватка римлян ((с) Михаил Ваннах) :) Рим оказалось некому защищать :) }


    Во многом наши, европейские, исследования находятся под воздействием тех теорий, которые говорят о том, что Восток есть некоторое отсталое пространство. 
[...]
    Однако за последние десятилетия мы заметно пересматриваем наши взгляды на Восток, и целый ряд работ, опубликованных прежде всего на Западе, а частично и в России, показывают, что это глубочайшее заблуждение — считать, что Восток отставал. На мой взгляд, и я здесь присоединяюсь ко многим коллегам, которые опубликовали соответствующие работы (это и Ян Моррис, и Кеннет Померанц, и ряд других авторов), Восток как раз опережал Запад, и выпадение в XIX веке по культурно-историческому и экономическому развитию — это как раз сбой механизма, а не норматив развития. Или, например, если мы посмотрим на развитие Китая до середины XIX века, то есть до прихода туда европейцев, то увидим, что Китай производил по разным подсчетам от 25 до 35% мирового ВВП. И это было всегда. И лишь когда европейцы приходят и превращают Китай в полуколониальную державу, объем ВВП падает, и то не стремительно. Китай все равно производит 25%, потом 15–18% ВВП. То есть Китай всегда был огромной мировой фабрикой. И те товары, которыми в Средневековье торговали по Великому шелковому пути, свидетельствуют о том, что Китай всегда производил и, более того, кормил товарами и работой половину мира и как минимум весь азиатский мир.
    А вот выпадение начинается как раз тогда, когда Китай и многие другие страны, в том числе Япония, Корея, переходят на непривычную для них европейскую модель экономического развития. То есть вводятся экономические институты, которые для этих стран были нехарактерны. И, как следствие, Восток, в данном случае Восточная Азия, не знает, как с ними обращаться. Например, ВВП Китая в 50-е годы, после войны, падает до 5% от мирового ВВП, что тоже было немало. И когда сегодня Китай начинает производить в районе 15% от мирового ВВП, а вместе с Индией Китай, скорее всего, скоро будет производить как минимум четверть мирового ВВП, мы понимаем: это восстановление традиционной модели. И здесь важно понять, в чем была эта традиционная модель.
    Прежде всего мы должны понимать, что Китай по уровню создания экономических институтов опережал Запад. Например, в Китае уже в XII–XIII веках существовали крупнейшие организации, которые мы могли бы назвать корпорациями, скажем, по производству и добыче соли, где работали 400–500 человек. Это крупнейшие организации, которые в доиндустриальной Европе в таких размерах не наблюдались. Товарно-денежные отношения в Китае — не только печатание денег, но и, например, кредитование, выпуск векселей — были очень активно развиты уже до XII века. Таким образом, Китай создал банковскую (или «квазибанковскую») систему задолго до Европы. 
[...]
    Другой важный момент — сохранение индустриального и производственного опыта. Дело в том, что Европу постоянно накрывали эпидемии, которые выбивали иногда половину, иногда треть населения, в том числе и великая чума. Мы знаем, что население Лондона было практически уничтожено чумой. И Кеннет Померанц, известный американский автор, очень четко показывает, в чем было различие в сохранении опыта. В Европе все эпидемии уносили именно людей, то есть носителей производственного опыта. В Китае основные несчастья — это разливы рек, налеты саранчи, уничтожающие то, что называется капиталом: дома, посевы, которые потом восстанавливаются. Люди как раз умирают достаточно мало. Более того, при большом населении даже такие колоссальные удары по демографическому фактору в Китае, как это, например, было в эпоху Тан, в V–VII веках, не разрушают эту систему передачи индустриальных знаний. И поэтому китайцы находились в процессе производства значительно дольше, чем европейцы. 
[...]
оказывается, что, действительно, Азия всегда была впереди, что мы сейчас и видим.
    Она отставала только по нескольким параметрам, которые стали критичными для нее. Первый параметр: Азия не развивала свою военную силу. Даже к XIX веку и Китай, и Япония находились в глубочайшем средневековье. Это можно сравнить по многим параметрам: прежде всего по наличию огнестрельного оружия, по тактике сражения, по наличию флота. И в общем, конечно, военный фактор сыграл главную роль в том, что Азия была раздавлена Западом. Второе, как очень точно говорит об этом Моррис в книге «Почему Запад господствует — пока» («Why the West Rules — For Now»), его идея, что главную роль сыграло зерно, умение сохранять зерно в Европе и ружья, которые были в Европе. И вот это второй фактор, который действительно раздавил Азию. Наконец, третий фактор: Азия не была агрессивна относительно внешнего мира. 
[...]
    И сегодня то, что происходит, — это, на мой взгляд, возвращение Азии в тот статус, которого она когда-то лишилась. И здесь есть целый ряд интересных работ, например работа Кеннета Померанца, которая переводится как «Большие различия относительно Запада и Востока», прекрасная работа Франка, которая называется «ReORIENT», то есть «Переориентируйся», или, наоборот, «Возвращение на Восток». Они показывают, что понять логику развития Азии можно только с точки зрения долгих исторических циклов, а не с точки зрения современной политэкономии. И тогда, как говорит тот же самый Моррис, мы увидим, что Азия выходит вперед Европы по всем параметрам приблизительно к 2100 году, то есть буквально к концу этого столетия. И таким образом завершится еще один долгий цикл — абсолютным взлетом Азии и социально-экономическим падением Европы
Алексей Маслов.
Концепция опережающего развития Востока.

http://postnauka.ru/video/55302



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments