waspono (waspono) wrote in izborsk_club,
waspono
waspono
izborsk_club

Какдруг

Оригинал взят у waspono в Какдруг

И в снег ...
И в зной ...
И в дождик проливной ...



   Тон (как нередко бывает в нашей новейшей истории) задал посол наиболее вероятного противника. Наиболее вероятный противник скорбит о потере "как друга". Разделявшего нужные наиболее вероятному противнику ценности:


Посол США в России Джон Теффт возложил цветы к месту гибели политика Бориса Немцова. Об этом сообщает РИА «Новости».

«Я и сотрудники посольства США, мы все здесь сегодня утром представляем народ и президента США. Мы собрались здесь, чтобы почтить память человека, которого мы знали как чиновника, политика, и многие американцы — как друга. Мы здесь сегодня, чтобы почтить его память, ценности, которые он отстаивал, и выразить надежду на то, что в будущем многое, о чем он мечтал, сбудется в России», — сказал Теффт.
http://www.gazeta.ru/social/news/2016/02/27/n_8303303.shtml


   Попытался вспомнить: а возлагал ли посол США букетики-веночки к месту расстрела (из танков! с прямой трансляцией по телевизору!) российского парламента. В октябре 1993, если кто забыл. 
   Нет, не возлагал. Вероятно, "как друзей" "многих американцев" среди расстрелянных не было.


    Газета.ру не смогла бы спокойно кушать, если бы немедленно не присоединилась. К теме потери "как друга". Ещё бы: ЭТИ надеялись "повернуть историю вспять". О как! 
   А история повернулась, да. Но не туда, куда страстно желают все ЭТИ ... 
    Но они не перестают трудиться.
    Над "поворотим вспять" :)

     Люди (вместе с администрацией США), мягко говоря, НЕ ВОЗРАЖАВШИЕ против расстрела ВЫСШЕГО законодательного органа власти тогда (да что там "не возражавшие" - рукоплескавшие!!!) , сегодня решили "подпустить гуманизму". Рассказать нам про "мирный демократический процесс", про "человеческая жизнь важнее политики".
    После расстрела парламента, после людоедской гайдаровской приватизации, после массовых убийств защитников и простых жителей Новороссии ...
    Там - было не жалко.
     Там "как друзей" не было ...


    Спустя год после убийства Бориса Немцова приходится признать: это не просто главное политическое убийство в постсоветской истории России, это еще и точка невозврата. 
[...]
    Многие и сегодня, спустя год, помнят первоначальный шок от убийства. Этот страх, когда стало понятно: теперь возможно все. И многие политики и известные журналисты начали бояться за свою жизнь, наняли охранников. Было ощущение, что произошло нечто беспрецедентное. Нечто такое, что изменит всю историю страны.
[...]
    Мы все — власть и общество — упустили за этот год шанс повернуть историю вспять. Подчеркнуто честно и оперативно провести расследование. Найти виновных. Призвать к миру. Напротив, за это время еще сильнее ожесточилась политическая повестка. После убийства Немцова исчезла иллюзия возможности мирного демократического процесса. Честных выборов оппозиция уже вряд ли потребует. Народ сейчас десять раз подумает, выйти ли на площадь, даже если все очень сильно достанет. Люди видят, что может случиться с теми, кто готов к реальной политической борьбе с официальным курсом. Да и власть больше не готова этой властью хоть в каком-то виде делиться. Даже создавать иллюзию этого процесса.
    Московские власти отказываются увековечить память Немцова. Госдума отказывается эту память даже почтить — как год назад, так и сегодня.
     Лидер ЛДПР Владимир Жириновский напомнил, что Госдума вставанием чтит память людей только в одном случае — если президент объявил в стране траур. Это же подтвердил спикер Сергей Нарышкин. Видимо, без указки сверху депутаты теперь не в состоянии решиться даже на минуту молчания в память о бывшем коллеге. Хотя едва ли бы их поругали из Кремля, прояви они сегодня такую «смелость». Ведь речь идет об элементарном человеческом уважении, а не о политических взглядах.
[...]
     Если и остается какая-то надежда — разве что на торжество человеческого над политическим.
     Над той ненавистью и бытовой агрессией, которые стали фоном нашей повседневной жизни. Надежда на то, что люди не перестанут приносить цветы на место убийства Немцова. Что какая-нибудь российская власть когда-нибудь дозреет до понимания необходимости увековечить память человека, сыгравшего не последнюю роль в создании страны, гражданами которой мы являемся.
    Все, что нам остается, — не переставать быть людьми при любой власти. Потому что человеческая жизнь всегда важнее политики. И достоинство, человеческое, гражданское, тоже надо попытаться сохранить. Как бы трудно это ни было сегодня.
Газета.ру. От редакции.
Убитая политика.

http://www.gazeta.ru/comments/2016/02/26_e_8095763.shtml


   Призывая "не переставать быть людьми" сами ЭТИ давно человеческий облик утратили.
     Нас они людьми не считают!
     Давно!
     С октября 1993.
     Если не раньше.

     И, да, можете не сомневаться, если ЭТИ смогут заполучить в руки на всё согласный экипаж танка, они - ПОВТОРЯТ ...
    Вот это самое "исчезла иллюзия возможности мирного демократического процесса" говорит об этом со всей определённостью. Как знать, не мастерят ли где-нибудь в тиши редакционных кабинетов эти общечеловеки новое "письмо 42-х"?

    У замечательного русского писателя Фёдора Абрамова есть сильный образ - "самонакачка"*. Это когда собираются некие местные власти и убеждают (сначала друг друга) в том, что надо ЕЩЁ взять что-то с русского мужика. ПОБОЛЬШЕ взять! Сначала себя "самонакачают", а потом уж Суса-балалайка по деревне разнесёт ... "Генеральную линию" ... 
    Там, у Абрамова, речь хотя бы шла о том, что "на благо нашей страны". 
     Здесь и сегодня мы тоже наблюдаем сеанс "самонакачки". Только линию генеральную задаёт американский посол :) Почему-то :)


*
   И вот что  же  он  увидел,  что  услыхал,  когда  переступил  за  порог
совхозной конторы?
     - Надоть повысить... Надоть поднять... Надоть мобилизовать...
     Суса-балалайка бренчала. А лучше  сказать,  лайка-балалайка  (недотянул тут Петр Житов), потому что с музыкой-то она только кверху, а вниз - с лаем.
     Михаил ошалело  посмотрел  на  управляющего,  на  заседателей  (человек одиннадцать томилось в наглухо запечатанном помещении)  и  -  что  делать  - пошел на  посадку,  благо  охотников  до  его деревянного  диванчика  возле печки-голландки не было.
     На этот дряхлый, жалобно застонавший под ним диванчик  он впервые  сел еще тридцать лет назад четырнадцатилетним парнишкой, и тогда  же,  помнится, появилась в ихнем сельсовете Сусанна Обросова. И вот сколько с тех пор  воды утекло, сколько всяких перемен произошло в жизни, а  Суса  как  наяривала  в свои три струны, так продолжает наяривать и поныне. И все  равно  ей,  дождь ли, мороз на дворе или вот такая страшная сушь, как нынче, - бормочет одно и то же: надоть... надоть... надоть...
     Прошлой осенью уж проводили было на пенсию, думали, наконец-то вздохнем - нет, не можем без балалайки: бригадиром по животноводству назначили. ..
     На этот раз Суса бренчала насчет пожаров. Дескать, большое испытание... стихия... и надоть  с  честью  выдержать...  показать  всему  миру,  на  что способен советский человек...
    Ясно, сказал себе Михаил и еще раз  недобрым  взглядом  обвел  контору: самонакачка  идет.  Так  нынче.  Сперва  начальство  себя  распаляет,  себе доказывает: то-то и то-то надо делать, к примеру сев весной провести,  корма в страду заготовить, - потом уж выходит на народ.
Фёдор Абрамов. Дом.



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments