Tags: Стрелков

Майдан 3.0: как это будет

Оригинал взят у telegraph в Майдан 3.0: как это будет
Есть у революции начало, нет у революции конца! - поётся в старой советской песне, прославляющей завоевания революционного октября. Отсутствие конца у революции в Киеве стало очевидно на нынешней неделе, когда принятие Верховной Радой закона «об особом статусе» Донбасса спровоцировал в Киеве выступления ультраправых, требующих огнём и мечом покарать жителей востока Украины.

Maydan

Рецепт нового переворота
Collapse )

Реинкарнация

Оригинал взят у telegraph в Реинкарнация
Предметный разговор о фашизме и причинах его возрождения

Удивительные и в то же время закономерные вещи происходят в последние месяцы в политической жизни Украины. Увы, далеко не все из них попали в поле зрения экспертного сообщества и подверглись глубокому анализу. Так, не самым обсуждаемым стало внесение изменений в регламент Верховной Рады, целью которого была ликвидация фракции Компартии Украины. Впрочем, в лучших традициях прикладного фашизма это решение стало лишь прологом к процессу изгнания из Верховной Рады депутатов, не разделяющих революционного оптимизма коллег из профашистских партий. Разница между фашистами немецкими образца 30-х годов прошлого века и современными украинскими лишь в том, что первым для изгнания из рейхстага неудобных депутатов потребовался формальный повод, коим послужил поджог здания немецкого парламента в феврале 1933 года. Украинским подражателям немецких фашистов не понадобилось столь радикальных действий, достаточными оказались бездоказательные обвинения в адрес отдельных депутатов. Следующим шагом, согласно логике фашистов, могут стать выборы в распущенную Верховную Раду, к которым будут допущены лишь лояльные фашистскому режиму партии.

Ban_gitler

Анатомия фашизма

События на Украине наталкивают нас на вполне логичные размышления: почему фашизм вновь и вновь возвращается из преисподней, куда его отправили в 1945 году? Быть может, что-то ускользает от нас, что-то очень важное, что делает невозможным понимание самой природы фашизма?

Фашизм часто называют идеологией ненависти, но так ли это? Нет, мы не ставим под сомнение, что прямой производной фашизма является именно ненависть. Расовая, национальная, религиозная, культурная – неважно. Но с тем, что фашизм является сколько-нибудь чёткой идеологической парадигмой, мы хотели бы поспорить.

Само понятие идеологии имеет самые разнообразные определения. Введённое в конце XVIII века во Франции Антуаном Дестютом де Траси, оно прошло через серьёзное осмысление, в котором в разное время поучаствовали Карл Маркс, Антонио Грамши, Макс Хоркхаймер, Эрих Фром, Карл Поппер, Александр Зиновьев и многие другие мыслители прошлого и современности. Идеология по Марксу, авторитет которого в данном вопросе неоспорим, являет собой надстройку, зависящую от базиса. Таким базисом может быть способ материального производства и структура классов в обществе.

Если применить определение классика к известным нам формам фашизма, не сложно сделать вывод, что в таком обществе фашизм является не надстройкой, а базисом, частью сознания подавляющей части людей. Говоря человеческим языком, фашизм представляет собой набор человеческих страхов, предрассудков и заблуждений, которые являются отражением состояния общества и в критический момент формируют ту самую идеологию ненависти.

Этот вывод чрезвычайно важен для понимания процесса реинкарнации фашизма, который мы наблюдаем сегодня. Он показывает, что фашизм благодаря своей природе универсален, потому что не просто схожими, а идентичными являются страхи, предрассудки и заблуждения людей с разным цветом кожи, разрезом глаз и пониманием окружающих их процессов. В условиях, когда общество поражает глубокий системный кризис, что всегда сопровождается тяжёлым психологическим фоном, человеку свойственно искать врага. Ещё проще этого врага выдумать.

Фашизм легко встраивается в любой общественный организм, если тот серьёзно ослаблен – в этом плане у него есть нечто общее с раковыми клетками. В результате влияния самых различных факторов, в том числе социальных, экономических, религиозных, цивилизационных и даже научных (чаще псевдонаучных, сопряжённых с мифотворчеством элит), фашизм формирует надстройку, ту самую идеологию ненависти. От того, в каких условиях – состояние общественного организма – развивается болезнь, во многом зависит, какие именно у неё будут симптомы.

Трансформация фашизма

Часто можно услышать, что фашизм и нацизм не имеют ничего общего. У этого заблуждения есть вполне понятная цель – запутать обывателя, приучить его к мысли, что итальянский, испанский, венгерский фашизм, наконец, украинский и русский не представляют никакой угрозы и даже благотворно влияют на общество. Ведь, фашизм, если верить его последователям, призван возродить погибающую нацию. На деле всё обстоит иначе.

Истоки немецкого фашизма сложились в окопах первой мировой войны. Именно там были посеяны зёрна человеческих страхов и предрассудков. Поражение центральных держав и заключение позорного для немцев Версальского мирного договора лишь создали условия для трансформации фашизма. Таким образом, в своей сути нацизм является прямой производной фашизма, как бы это ни отрицали адепты последнего.

Вполне логичным прозвучит вопрос: почему же столь агрессивная форма фашизма сложилась лишь в Германии 20-х – 40-х годов прошлого века? Ответ для некоторых может оказаться неожиданным: она сложилась не только в Германии и не только в этот временной отрезок. Провозглашённое в апреле 1941 года усташами – балканская версия бандеровцев – при политической и военной поддержке Германии независимое хорватское государство весьма преуспело в деле трансформации фашизма до его наиболее крайних форм. Версиями, зашедшего слишком далеко фашизма, могут послужить также режим «Красных кхмеров» в Камбодже, где был поставлен «революционных эксперимент», а также режим Хуту в Руанде, просуществовавший несколько месяцев, но успевший уничтожить около 1 миллиона своих оппонентов.

Впрочем, есть ещё одна форма мутировавшего в особых условиях фашизма. Это ближневосточный ваххабизм, который к настоящему времени успел создать сеть во многих странах мира, в том числе в России. Говоря о ваххабизме как ближневосточной форме фашизма, нам следует понимать, что религиозный и региональный компоненты является здесь лишь оболочкой. Учение Мухаммада ибн Абд аль-Ваххаба сформировалось под влиянием колониальной политики внешних игроков на Аравийском полуострове, которая привела к обострению здесь социально-политических и экономических условий. Проще говоря, те страхи и заблуждения, которые копились в бедуинском обществе XVIII века, нашли отражение в ваххабизме. Современные версии ближневосточного фашизма имеют по большей части схожие с оригиналом истоки, а попытки сформировать исламское государство Ирака и Леванта в наши дни являют нам очередной фашистский проект в регионе.

Украинский эксперимент

Существует тезис, что большинство форм фашизма имеет консервативный характер и его целью является возрождение нации, о чём мы говорили в самом начале. Однако на проверку любой из фашистских режимов оказывается реакционным, направленным, главным образом, против существующего государственного порядка. Ни один из фашистских режимов не ставил задачи по восстановлению традиционных форм государственного уклада. Так, в Испании, пришедшие в результате гражданской войны фалангисты, ничего не сделали для возвращения трона династии Бурбонов (это произошло значительно позже и совсем по другой причине), а в Италии ключевые полномочия короля под давлением «Союза борьбы» были в значительном объёме переданы так называемому дуче.

Не только как политическое, но и как психологическое явление, в одной из своих работ рассмотрел фашизм современный британский политолог Роджер Гриффин. Он, в частности, предположил, что в своём мифологическом ядре, целью фашизма является не возрождение нации, а её конструирование заново. Идеологические эксперименты последних тридцати лет на Украине только подтверждают точку зрения Гриффина. Национальное украинское государство, как идеологический концепт, направлено на формирование украинской нации, поскольку возрождать, по правде говоря, сегодняшним украинцам нечего.

Фашизм нашёл отражение в идеях итальянского «Союза борьбы», румынской «Железной гвардии», венгерских «Скрещенных стрел», испанского фалангизма, бразильского интегрализма, португальского салазаризма и так далее. Однако именно немецкому фашизму, становление которого сопровождалось крайне тяжёлыми для немецкого общества условиями, суждено было создать предельно человеконенавистнический режим.

События последнего года показывают, что в Украине сложились именно «немецкие», то есть максимально комфортные для фашизма, условия. Да, Украина ничего не проигрывала на позорных для себя условиях, но и без войны за 23 года независимости украинские элиты довели страну до состояния побеждённой в 1918 году Германии. Хотя, справедливости ради надо признать, что зреть современный фашизм на Украине начал ещё в середине 80-х годов прошлого века, а в 2013 году лишь получил историческую возможность в полной мере себя проявить. Сказания о древних украх, требование проведения люстрации, репрессии в отношении политических оппонентов, Одесская Хатынь, военные преступления в Новороссии, возможный поход ультраправых на Киев – всё это последствия планомерной и долговременной трансформации человеческих страхов и предрассудков, которая вылилась в реинкарнацию фашизма. Того самого, с которым мы хорошо знакомы.

Борьба с немецкой версией фашизма обернулась миру самой кровопролитной войной в истории человечества. Тогда же ликвидации подверглось и подавляющее большинство других фашистских режимов Европы. Какую цену заплатит мир за снос украинской версии, пока остаётся только гадать. В любом случае простых решений не будет.

Максим Тищенко

ИГОРЬ СТРЕЛКОВ: ИМЯ РУССКОГО МИФА

duginv

Александр Дугин

Надо понять, роль Стрелкова фундаментальна. Это тип русского идеалиста, консерватора, настоящего патриота, который уничтожил бездну между принципами и действиями, а эта бездна - парализующий бич нашего патриотизма.

Когда русские остро осознают, что над нашими ценностями глумятся, нашими интересами торгуют, а власть присваивают не лучшие, а подлейшие, что они делают? Тоскуют, ноют, ругают "малый народ", пьют, конечно, или объединяются в небольшие движения, которые быстро разваливаются Системой, а самые пассионарные бросаются на драки, агрессию и бессмысленную жестокость и жертвенность. Кого-то подкупает для технических целей оппозиция, кого-то ставят под кураторство правоохранительные органы и спецслужбы. Это порочный круг. Никто не наносит удара по врагу, никто не утверждает свою цельность, никто не идет, стойко и распрямив спину, до конца. Ведь жертвуют собой ребята, русские националисты, национал-большевики или "приморские партизаны", гибнут в драках, садятся, но без цели и смысла. И никого не задевают. Русские продолжают обывательский сон. А другие десятилетиями только болтают и красуются. Жалкое зрелище.

И вот появляется Стрелков. Русский. Строгий. Наивный и застенчивый. Идеалист. С принципами. В мирной жизни, наверняка, не затребованный и несколько неловкий. И идет на передовую Народной Войны. Идет сам. Тем самым он разрывает оковы бессилия, марево страха, угнетенность и депрессивность неспособности перевести идеалы в действие. Если бы он остановился в Крыму или был бы убит в первые дни обороны Славянска, мы бы о нем не знали. И тогда пали прекрасные люди, тоже герои, как и он, тоже русские, разорвавшие оковы морока. И некоторые были моими друзьями. Но Стрелков выстоял и создал армию. И стал центром нашей надежды, нашей воли, нашего преображения. Все остальные не менее хороши, мужественны, и слегка нелепы как все русские, но Стрелков затронул что-то в нашей душе, в нашем национальном чувстве. И на него низвергся русский миф, наша жажда героя. Он просто выполнял долг. Да. Но это не долг профессионала или человека, оказавшегося в сложной ситуации волей судеб. Это ЕГО долг. Это РУССКИЙ долг, оказавшийся весомее лени, безволия, страха, безразличия, скованности. В том-то и дело, что Стрелков все сделал САМ. Вот что важно: именно САМ. И через него мы тоже стали ближе к нам САМИМ. Мы увидели, что мы можем. Солдаты, которые воевали в Афганистане и Чечне, тоже были герои. Но шли они туда не сами. Они выполняли долг, имя которому Государство. А Стрелков выполнял долг, имя которому Идея. Русская Идея. И он пробил барьеры в нашей душе. Он нас раскрепостил. Стрелков что-то поправил в нас, подлечил. Мы думали, что такого уже никогда не будет - бесстрашного русского православного Воина, отправляющегося на Священную Войну по собственной воле. Но он отправился. И начал побеждать. И с каждым его успехом, с каждой сводкой побеждали мы. Побеждала Россия.

Дело вообще не в его политических убеждениях и даже не в достоинствах военачальника: дело глубже. Он стал нашим мифом. И больше он не принадлежит ни себе, ни службе, ни Государству, а только этому мифу, русскому мифу о том, какими мы когда-то были и какими, оказывается, мы снова в любой момент можем стать.

Ненависть к Стрелкову - это ненависть враждебной нам расы, не в биологическом смысле, а в духовном. Расы технологов, мошенников, чиновников, манипуляторов, торговцев. Вернер Зомбарт говорил, что есть два типа людей - раса торговцев и раса героев. Европа Нового времени - это результат победы расы торговцев (капитализм) над расой героев (Средневековье). Стрелков - это русское Средневековье. Потому что само Православие не может быть "современным", это будет пародия, симулякр. Оно может быть либо Античным, либо Средневековым. "Современность" - это вотчина антихриста. Поэтому Стрелков из бывшего. Но не того бывшего, что прошло и все, а то, что было по-настоящему и есть до сих пор, как ядро наших душ, как тайный центр русского самосознания.

Мы еще не осознали до конца, что значит для нас Стрелков. Но та ярость, которую он вызывает у всякой нечести, ту зависть, которой пышат к нему мелкие натуры, та ненависть, которую он провоцирует у Запада и хунты - это знаки того, что он не случаен. И снова не лично, не индивидуально, но как носитель русского типа. Настоящему русскому в Стрелкове понятно всё. Он и есть мы. Один Народ. Народ пробуждающийся.

Я очень бы просил тех, кто прислушивается к моим словам, отнестись к этой фигуре деликатно. Это наше достояние, это огромная ценность. Поэтому его так хотели убить, убрать, занизить, опошлить, а теперь еще и обрушить. Если мы дадим это сделать, грош нам всем цена.

За миф надо биться, как Стрелков бился и бьется за Новороссию, за Большую Россию, за каждого из нас. Спаси тебя Христос, Игорь...
http://dynacon.ru/content/articles/3740/